Вопросы на грани этики и права

Регулирование совместной и взаимозависимой деятельности анестезиологареаниматолога и других специалистов. В настоящее время существует принцип личной ответственности, или про­фессионального и юридического равноправия оперирующего хи­рурга и анестезиолога. Эта оправдавшая себя во всем мире форма совместной работы реализуется не всегда, что приводит к кон­фликтным ситуациям и возникновению опасности для жизни больного. Особенно опасно, когда хирург, не придя к единому мнению с анестезиологом, принимает решение на рискованную операцию, не учитывая высокого риска. В 1964 г. за рубежом была разработана юридическая концепция совместной деятель­ности хирургов и анестезиологов, определяющая равноправие этих специалистов. При решении вопроса о возможности выполне­ния данной операции у конкретного больного мнение анесте­зиолога не менее важно, чем мнение хирурга. При слишком высоком риске запланированной операции обстоятельное обсуждение целесообразности выполнения ее оправдано как с профессиональной, так и этической позиций.

Взаимоотношение между специалистом и больным. Важной проблемой во взаимоотношении между специалистом и больным является определение необходимости и границ взаимного обмена информацией (соразмерной, соответствующей). Достаточно ин­формированный больной во все этапы предполагаемого лечения является активным в преодолении физических и психических нагрузок. Информация должна быть не избыточной и не про­тиворечивой, достаточно объемной, но понятной, и способство­вать принятию решения. Желание и возможности больного во многом определяют успех лечения. Если он отказывается от сотрудничества в планируемой анестезии, необходимо предложить альтернативный метод и охарактеризовать его. Даже если реше­ние больного ошибочное с точки зрения анестезиолога, его сле­дует при возможности принять. Недостаточная информирован­ность больного может рассматриваться как непрофессиональное поведение врача.

Принятие решения об отказе от реанимации или о ее прекра­щении. Иногда бессмысленная реанимация и интенсивная те­рапия должны заменяться гуманным уходом за умирающим или облегчением смерти. С юридической и морально-этической точек зрения в отношении умирающих больных с неоперабельными формами злокачественных новообразований допускается отказ от осуществления не только реанимационных мер, но и поддержи­вающей терапии. Необходимо четко различать безусловный долг врача сохранить жизнь и долг уменьшить страдания и боль умирающего. Действия врача должны быть обусловлены целесо­образностью, а не только абстрактным пониманием безусловного долга. В этой связи внедрение четко разработанных этических принципов является необходимой задачей будущего. Отсутствие этической позиции приводит к непреодолимой психологической неуверенности, что в условиях дефицита времени способствует принятию ошибочных решений.

Сложно установить причины и момент смерти, наступающей, несмотря на реанимацию. В существующем законодательстве и в «подзаконных актах» он не определен. Неясно, являются ли им первичная остановка смерти и самостоятельного дыхания или время прекращения безрезультативной реанимации. Точное веде­ние медицинской документации с указанием этих моментов может помочь в решении этого вопроса и избежать необоснованных обвинений анестезиологареаниматолога в нарушении им про­фессиональных обязанностей.

Реанимацию не следует начинать при явных признаках биоло­гической смерти и тяжелых хронических заболеваний, привед­ших к необратимым изменениям в жизненно важных органах. В сомнительных же случаях реанимацию нужно проводить.

Прекращать реанимацию можно при явных признаках биоло­гической смерти и отсутствии эффекта от реанимации в течение 30 мин. Биологическую смерть констатируют согласно специаль­ному акту по установленной форме и его подписывает комиссия учреждения. Жизнь больного, который вскоре умрет, также ох­раняется законом.

Право больного на самоопределение (автономия больного) предусматривает возможность компетентных больных выбирать показанное и отказываться от нежелаемого лечения. Со времен Гиппократа обсуждается вопрос о возможности использования врачом опыта и знания, чтобы устранить нестерпимое и неизле­чимое страдание введением летального агента (эутаназия), т. е. вызвать «легкую» смерть больного, который просит о такой услуге. Этот вопрос в различных странах решается поразному. Так, например, в Нидерландах с 1984 г. медиков не преследуют в судебном порядке, если они руководствуются следующими кри­териями: 1) об эутаназии недвусмысленно и неоднократно про­сил больной, при этом нет сомнения, что он хочет умереть; 2) пси­хическое и физическое страдание является очень тяжелым без перспектив устранения; 3) независимое решение больного прочное и принято при его хорошей информированности; 4) все виды альтернативной помощи исчерпаны и отвергнуты; 5) врач консультировался с коллегой. Однако эутаназия пока не рассматри­вается в качестве законного медицинского лечения. Врачи не обязаны и не должны осуществлять эутаназию или содействовать самоубийству. Им необходимо устранять боль и страдания, под­держивать достоинство и автономию умирающего. Этот вопрос требует еще специального изучения.

Юридическое определение смерти мозга. В настоящее время человека считают мертвым, если необратимо прекратилась дея­тельность всех клеток мозга, т. е. наступила смерть мозга. Юриди­чески смерть мозга определяют согласно Приказу МЗ РФ № 189 от 10 августа 1993 г. «О дальнейшем развитии и совершенствова­нии трансплантологической помоши населению Российской Фе­дерации».

    Оставьте отзыв


    Ссылка на эту страницу:
    http://anesteziologiya.com/anest-reanim/obshhie-voprosy/etika-pravo/voprosy-na-grani-etiki-i-prava/

    Ссылка на эту страницу для форумов:
    [URL="http://anesteziologiya.com/anest-reanim/obshhie-voprosy/etika-pravo/voprosy-na-grani-etiki-i-prava/"]Вопросы на грани этики и права[/URL]

    Ссылка на эту страницу в формате HTML:
    <a href="http://anesteziologiya.com/anest-reanim/obshhie-voprosy/etika-pravo/voprosy-na-grani-etiki-i-prava/">Вопросы на грани этики и права</a>